Количество случаев заражения ВИЧ-инфекцией в России перешагнуло за миллион, но почти ничего не делается для изменения ситуации

Московский городской центр профилактики и борьбы со СПИДом публикует статью издания New York Times “H.I.V. Cases Surpass a Million in Russia, but Little Is Done" от 28.12.2016 г.

pic
Количество случаев заражения ВИЧ-инфекцией в России перешагнуло за миллион, но почти ничего не делается для изменения ситуации Московский городской центр профилактики и борьбы со СПИДом публикует статью издания New York Times “H.I.V. Cases Surpass a Million in Russia, but Little Is Done" от 28.12.2016 г.

Московский городской центр профилактики и борьбы со СПИДом публикует статью издания New York Times “H.I.V. Cases Surpass a Million in Russia, but Little Is Done" от 28.12.2016 г.

В 2016 году количество поставленных диагнозов «ВИЧ-инфекция» превысило 1 миллион. Однако есть незначительная надежда на то, что правительство при помощи необходимых ресурсов попытается сдержать вирус внутри групп риска, не позволив ВИЧ распространиться на обычное население.

Около 850 тысяч россиян имеют статус ВИЧ+, еще 220 тысяч умерло с конца 1980-х годов, и по словам Вадима Покровского, еще не менее 500 тысяч случаев заражения не диагностировано, что можно назвать эпидемией, хотя многие чиновники не хотят этого признавать. Более того, В. Покровский утверждает, что скоро основным способом передачи ВИЧ станут гетеросексуальные половые отношения, а не прием наркотиков внутривенно.

«Это уже можно рассматривать как угрозу всей нации», – заявляет В. Покровский, отмечая, что темпы распространения инфекции усиливаются. Предположительно в 2016 году около 275 человек заражались ежедневно. Речь идет уже о самой масштабной эпидемии среди стран Европы и одной из самых больших эпидемий в мире.

Несмотря на некоторые улучшения, эксперты не ожидают больших изменений в России, где до сих пор существует стигматизация и где война между Кремлем и неправительственными организациями мешает совместным усилиям. Более того, некоторые значимые голоса продвигают «семейные ценности» как идеальную программу профилактики.

Борьба с ВИЧ в России является классическим примером противостояния гражданского общества и Путинского Кремля; любая общественная деятельность вне правительственного контроля рассматривается как подозрительная. Напряжение возросло после того, как Министерство Юстиции заклеймило ряд НКО, вовлеченных в борьбу со СПИДом, как «иностранных агентов» в связи с тем, что они получали гранты из-за границы.

Антон Красовский (известный телеведущий, уволенный в январе 2013 года после того, как стало известно о его нетрадиционной ориентации) говорит, что на собственные средства создал НКО, которое пытается уменьшить эту пропасть.

«Так как мы боремся не с Путиным, а с вирусом, люди должны отдавать себе отчет в том, что бороться с вирусом мы сможем только на одной стороне с президентом. Невозможно изменить ситуацию, не достигнув какого-либо соглашения». Президент по большей части безмолвствует.

Специалисты критикуют достаточно размытую правительственную стратегию по борьбе с ВИЧ-инфекцией, принятую в октябре, так как в ней не предусмотрены новые финансовые вложения и отсутствует план исполнения.


Тем не менее, обе стороны сходятся во мнении, что небольшой прогресс все же есть.

Сам факт, что государственная стратегия существует и что ее поддерживает Светлана Медведева, жена премьер-министра, по крайней мере вызывает всеобщий интерес.

Семейная пара из Петербурга, Татьяна Виноградова и Андрей Скворцов, представляют разные стороны в расколе между государством и НКО по этому вопросу.

Виноградова — борец с ВИЧ в третьем поколении. Ее бабушка, специалист по инфекционным заболеваниям, лечила одного из первых пациентов в Петербурге в конце 1980-х годов и добилась открытия в городе Центра по борьбе со СПИДом.

Скворцов — ВИЧ-инфицированный, бывший наркоман и заключенный — руководит НКО «Пациентский контроль». Эта организация добивается от властей гарантии, что все нуждающиеся получат гарантированное государством лечение.

«Я вижу, как люди отпрыгивают на метр, когда он говорит, что живет с ВИЧ», — сказала Виноградова. По ее словам, в особенности это касается пожилых медработников, несмотря на доказательства того, что принимающие противовирусные препараты не заразны.

По статистике Центра борьбы со СПИДом Санкт-Петербурга Татьяна констатирует уменьшение количества случаев заражения ВИЧ среди потребителей инъекционных наркотиков (ПИН), в то время как среди гетеросексуальных пар этот показатель стремительно растет. «Назвать это эпидемией – значит признать, что Правительство выпустило ситуацию из-под контроля за прошедшие 30 лет, - объясняет Виноградова нежелание чиновников использовать данный термин. - У нас в России, чтобы что-нибудь начали делать, надо опуститься на самое дно».

Недавно Скворцов появился на ток-шоу у Евгении Проходы, активистки из Краснодара, которая не побоялась открыто говорить о своем статусе на телевидении. Она рассказала о дискриминации и страхе, через который прошла в борьбе за свои права. На следующий день Е. Прохода была уволена.

И активисты, и эксперты считают ключевой проблемой отсутствие правительственной поддержки.

В соответствии с рекомендациями ВОЗ, чтобы уменьшить распространение болезни, по крайней мере, 90% ВИЧ-позитивных пациентов должны принимать противовирусные препараты. В России, согласно государственной статистике, чуть более 37% получают такое лечение.

«Программы профилактики не работают, такого охвата недостаточно», - говорит Виней Салдана, региональный директор ЮНЭЙДС в Восточной Европе и Центральной Азии. По данным Объединенной программы ООН по ВИЧ/СПИДу, Россия входит в пятерку стран, на которые приходится почти половина новых случаев инфицирования во всем мире. Остальные государства — это ЮАР, Нигерия, Индия и Уганда.

Большая часть из 338 миллионов долларов, выделяемых федеральным бюджетом на борьбу с ВИЧ, тратится на лекарственные препараты, и почти ничего не остаётся на превентивное образование. Министр здравоохранения Вероника Скворцова постоянно говорит о приоритете программ в области здравоохранения, тем не менее, очень мало денег было получено в реальности.

В то же время Российская Православная Церковь, как и некоторые политики, пропагандирует «нравственные ценности» как лучший способ борьбы со СПИДом. Патриарх Кирилл призвал к «нравственному воспитанию», подчеркивая, что «семейные ценности, целомудрие и супружеская верность» должны быть основным оружием в борьбе с ВИЧ.

И правительство, и РПЦ категорически против сексуального воспитания детей. Один из политических деятелей даже сказал, что классическая литература – лучший воспитатель.

Государство также отказывается от метадона для наркоманов, называя заместительную терапию «нарколиберальной» схемой. При этом в других странах метадоновые программы используются для лечения нароказависимых, заразившихся через инъекции.

Продвижение традиционных ценностей мешает борьбе с заболеванием. «Если у нас есть традиционные ценности, но мы ничего не будем делать, эпидемия продолжит распространяться»,- говорит В. Покровский

Федеральное правительство пытается закрыть рот некоммерческим организациям, навешивая на них ярлык «иностранных агентов». Фонд Андрея Рылькова, который распространяет бесплатные иглы и презервативы, по требованию законов теперь вынужден клеить на пакеты наклейки «Иностранный Агент». Пациентов это не беспокоит, но Фонд теперь не может работать с правительственными организациями.

«ВИЧ – это не личная, а социальная проблема, и она должна решаться соответствующе, - говорит Елена Плотникова, сотрудница фонда. - А отношение правительства таково: Вы приняли неправильное решение, и мы не собираемся вам помогать».

НКО осуждают за то, что они дают помощь тем, кто не хочет обращаться к государству, включая наркоманов, проституток и геев. Помощь варьируется от города к городу. Санкт-Петербург является, возможно, самым свободным от предрассудков городом, дающим поддержку и лечение всем просящим. Центр проводит социальную рекламную кампанию, в рамках которой Татьяна Виноградова и Андрей Скворцов изображены на постере, призывающем всех пройти тестирование. Пара открыто рассказывает о своей сексуальной жизни, подчеркивая, что прием Андреем антиретровирусной терапии позволяет его жене оставаться ВИЧ-отрицательной, даже при том, что они не используют презервативов. На плакате они смотрят друг другу в глаза. Подпись гласит: Я знаю, что для моей любви нет преград».

«ВИЧ не является преградой для создания семьи. С ВИЧ можно прожить долгую жизнь»